Им нужен дом! Жми на фото!
Заречный
. 3 слегка облачно
Давление:774 мм рт. ст.
Влажность: 93 %
Минимальная температура: 3 °C
Максимальная температура: 3 °C
Скорость ветра: 3 м/с
Направление ветра: северный
Восход: 06:49
Закат: 18:41
VK
ОК
FB

А.К. Котлярчук: Интерес к работе каждый создает сам

Продолжая серию материалов, посвященную 80-летию ГАИ-ГИБДД РФ, хочется вспомнить о тех, кто служил на территории наших соседей – в Белоярском районе. Сегодня о своей работе рассказывает Алексей Константинович Котлярчук.

 

Начало работы

В должности государственного инспектора безопасности дорожного движения, тем, кого гражданские люди называют начальником ГАИ, я работал с 1996 г. по декабрь 2001-го. Всего службе в милиции посвятил 20 лет. Эту работу я для себя особенно не выбирал. Был военным, служил в Германии, а когда вернулся в СССР, пришел вставать на учет в райком комсомола, и они меня направили в милицию. Первый год служил в спецподразделении, которое позднее стало ОМОНом, а потом ребята перетащили в ГАИ. Начинал инспектором в областном управлении, дослужился до начальника отделения, получается, прошел все ступеньки. Нельзя сказать, что где-то было проще или труднее. Любая должность по-своему интересна, если к ней относиться творчески. Если искать, как можно усовершенствовать, изменить к лучшему свою работу. Я и сейчас, будучи пенсионером, не сижу на месте, мне интересно работать. Человек сам создает себе интерес или скуку.

Особенный район

Белоярский - совершенно особенный район. Сложность его в большом количестве деревень, разбросанных по территории. Из-за этого - обширная улично-дорожная сеть, 2 федеральные дороги, и всё это в плохом состоянии. Район практически пригородный Екатеринбургу, отсюда большой поток транспорта. Во времена моей работы сложности были в том, что в деревнях не было уличного освещения. Они вообще никак не освещались. 90-е годы - очень сложное время: в особенностях работы, понимании гражданами того, что мы делаем. Хотя с деревенскими  взаимодействовать было проще. Эти люди менее политизированные, более доброжелательные и открытые. Такие классические русские. Если он пьёт, то уж от души. И основной проблемой на сельской территории были нетрезвые водители и любители ездить без прав, таких было много. Несмотря на все эти трудности, свои показатели мы держали, снижать их нам никто бы не позволил, и самим не хотелось. Когда укомплектовали взвод, начали проводить массовые рейды по району и частично справились с ситуацией.

Два десятка патрульных на 500 км

Численность отделения была невысокой. Точно сейчас не вспомню, но около 25-27 человек. В это число входили технадзор, дорожный надзор, РЭО, пропаганда, розыск. Непосредственно на ДПС оставалось человек 15. Получалось так, что и из кабинетов всех поднимали на дорогу, где-то побороться, где-то статистику подтянуть. Но это уже работа руководителя - решать такие вопросы. Автопарк - 2 машины. Это на работу в районе, где улично-дорожная сеть насчитывала 595 км, включая 2 федеральные трассы. У меня на патрулирование выходила в день одна  машина и в ночь - одна. Так и работали. Частенько экипажи занимались только фиксацией ДТП, больше ни на что времени им не хватало. Использовали пешие патрули. Ребята выезжали в деревни попутным транспортом. Были тогда еще КПП в д. Б.Брусяны и Белоярке, несли службу на них. Правда, контрольно-пропускные пункты никогда не влияли на безопасность движения, и пришло время, когда их убрали по всей России. Часть людей забирали на блокпосты в Заречный. Возможность увеличить штат нам дали примерно в 1999-2000гг. Дали 10 дополнительных вакансий.  

Места есть – нет людей

Но суть проблемы была даже не в том, что штата нет, а в том, что народ было не набрать. Контингент – с сельской территория, а требования к инспекторам уже тогда были достаточно высокими. Как минимум, он должен был иметь среднее образование, сейчас уже требуют высшее. На сельской территории найти людей со средним образованием и желанием работать в милиции тогда было очень сложно. Очень много парней пришло из Учхоза, Белоярки, Камышево. Видели хороших ребят -  принимали их на работу. Через тернии  порой, потому что требования к здоровью были очень серьезными. У нас в милицейской медицине так: когда поступаешь – не годен никуда, а когда уходишь на пенсию – здоров! Тех, кто проходил, прикрепляли к грамотным серьёзным инспекторам. Новенькие учились на их примере, и   большинство из них стали настоящими инспекторами. Вячеслав Субботин до сих пор работает в ГАИ. Радион Имамов сейчас заместитель командира роты. Они, можно сказать, мои воспитанники. Много было хороших ребят. И наше подразделение славилось, в отличие от других, своим коллективом. Мы никогда не отпускали от себя молодёжь, все праздники отмечали вместе. Отсюда и хорошие отношения внутри. В семье, конечно, не без урода, попадались иногда люди, с которыми приходилось расставаться -  кто не вписывался в коллектив, кто понимал работу в ГАИ как что-то свое. Потому что если единой команды нет - ничего не сделаешь. Еще одна особенность Белоярского района – полное отсутствие связи. Сотовых телефонов не было, тогда они только начали появляться. Радиостанции брали ограниченный радиус, и если экипаж уезжал куда-то в сторону Совхозного, - всё, он там один. Если найдет, откуда позвонить – хорошо, а ночью и в выходной день - без связи. Утром уехал, вечером приехал – отчитался. Зато ответственность воспитывали. Старший экипажа отвечал за все, как отдельная боевая единица. Советоваться не с кем, звонить некому. 

Главное – команда!

 Командиром взвода в то время стал Александр Желнин, очень грамотный человек, состоявшийся сотрудник ГАИ и просто отличный офицер, он сумел организовать работу отделения. Из сотрудников, кто служил в те годы, своей опорой могу назвать Сергея Сидорова, Андрея Александровича, Сергея Попова, Вадима Сухнева, который стал начальником ГАИ после меня. Вадим и Сергей пришли сержантами, я убедил их выучиться, они получили офицерские звания и потом достаточно серьезно руководили сами. Но, конечно, самым активным помощником был Саша Желнин. С ним получилась интересная история: он в свое время инициировал мой приход в Белоярку, я тогда работал в управлении ГАИ, Саша был командиром взвода в моем подчинении, а потом сам стал моим руководителем – начальником милиции общественной безопасности. И в обоих случаях помогал и поддерживал. Он - человек, который никогда личное не ставил выше служебного, хотя отношения были непростые. Самые яркие мои впечатления от этой работы связаны именно с ним. Большую роль в моем профессиональном становлении сыграл и Николай Александрович Измоденов.    

Трудные 90-е

Принято считать, что к 1996г. криминальная ситуация на территории и отношение к милиции у населения стало спокойней, но могу сказать - ничего тогда не успокоилось! Криминалитета еще хватало, бывало, в других подразделениях ребята гибли в стычках, у нас, к счастью, такого не было. В мою бытность погиб Коля Измоденов, но с криминалом это никак не связано. В ночное время он оказывал помощь экипажу ДПС и погиб в результате ДТП.

Отдельной особенностью тех лет была и градация оплаты труда милиционеров. Были сотрудники,  которые получали зарплату из федерального бюджета, из областного или из местного. Федералам хоть как-то платили, они жить более или менее могли. Федеральные должности занимали я и другие государственные инспекторы. Все остальные – областной бюджет. Люди зарплату не получали месяцами, по полгода. Доходило до того, что выдавали её штрафными талонами, их реализовывали, выявляя нарушения. Тогда еще сотрудники милиции получали, так называемые, пайковые деньги, и был случай, когда их выдали водкой. То, что сейчас считается преступлением, тогда было в порядке вещей.

Много забот

Приходилось заниматься и расширением материально-технической базы. В получении автотранспорта помогла моя работа в управлении. Ездил, выпрашивал. В 1997г. появилось 2 машины, потом в 98-м - еще 2. На это же время пришлась организация штрафной стоянки, потому что все изъятое нужно было куда-то девать. Много было забот. Но в то время было проще и в плане законодательства, запретов было меньше, полномочий у милиционеров больше.  

Новая эпоха

Поток транспорта вырос в начале 2000г., и стало сложнее.  Новая эпоха добавляла свои трудности: ужесточались требования к работе и подбору кадров, объездных дорог не было, и  через деревни  пошли сотни машин. Ещё раз повторю: уличного освещения не было. Это сейчас это обязательное требование. А тогда инициатива лежала на нас. Со знаками мы всегда сами выходили на область с предложениями. Пинали, пинали их, допинали в конце концов. Водители часто жаловались, что знаков много установили, скорость ограничили, но по-другому было нельзя. Представьте себе темную грязную улицу, где по обочине движутся люди. Тротуаров тоже почти нигде не было. А у людей любимое развлечение – ходить в серой одежде. Такого пешехода увидеть просто невозможно, особенно если фары грязные или идет дождь. Очень много людей пострадало именно по этой причине. Зато сейчас свершилось то, о чем я когда-то мечтал: светофоры в Белоярке, освещение по ул. Ленина и во всех деревнях.  

Делили только границы

С соседними отделами всегда было прекрасное взаимодействие, нам делить нечего, только границы. Со всеми начальниками общались. Совместно работали и в плане розыска: тогда машины очень эффективно крали, совершали страшные ДТП и скрывались. Выезжаешь – лежит пешеход, и никого нет. С кем искать? Только с соседями. Соперничество в работе  было, но какое-то доброе, соревновательное. Даже были варианты, когда на своей территории инспектор уже притерся, со всеми познакомился - и мы обменивались экипажами. Приезжает экипаж из Асбеста и работает на нашей территории, а мы - к ним. Вот масштабные операции «стоп-контроль», которые проводит облГАИ появились позже. В то время ни у кого не было столько людей, чтобы можно было забросить 10 человек на чужую территорию. Это означало - полностью оголить свою. Полк, ныне уже несуществующий, имел в каждом районе свою группу. Они в основном занимались работой на федеральной трассе. Базировались они у нас, но подчинялись своему руководству.

Заслуженное звание

С должности начальника ГАИ я ушел работать в Заречный заместителем начальника отдела по тылу. Уже тогда начиналась тенденция, что начальник не должен сидеть на одном месте дольше 5 лет, считалось, что потом он «срастается с территорией». Нужно или расти по карьерной лестнице или уходить. Мои 5 лет подходили к концу, и меня позвали в Заречный. А когда уходил на пенсию, присвоили звание «Заслуженный ветеран МВД», считаю, что я его заслужил.

Татьяна Козлова

Добавить комментарий

Вы можете зайти через соцсеть или прокомментировать анонимно:

     


Защитный код
Обновить