Им нужен дом! Жми на фото!
Заречный
. 3 слегка облачно
Давление:774 мм рт. ст.
Влажность: 93 %
Минимальная температура: 3 °C
Максимальная температура: 3 °C
Скорость ветра: 3 м/с
Направление ветра: северный
Восход: 06:49
Закат: 18:41
VK
ОК
FB

Если попытаться вывести единую формулу, которая позволит высчитать, насколько комфортным для жизни будет тот или иной город, то непременной её составляющей будет безопасность.

Перечисление всех служб, которые отвечают за спокойствие горожан, займет не одну газетную полосу, зачастую их работа незаметна, виден лишь результат – нам удобно и безопасно, но есть среди них и те, кого мы видим ежедневно – сотрудники ГИБДД. Рассказать именно о них хочется еще и потому, что уже скоро, 3 июля 2016 года, эта служба отметит собственный юбилей – 80 лет!

Первое подразделение ГАИ появилось в Заречном в 1993 году, его возглавлял Сергей Васильевич Абрамов. В августе 2006 года его сменил на этом посту наш сегодняшний собеседник – Дмитрий Борисович Теребенин.

 

Как всё начиналось

 

Дмитрий Борисович пришел на службу в 1995-м, тогда из общего здания милиции, расположенного на ул. Свердлова, Госавтоинспеция  переехала на Спасательную станцию. «Нас тогда работало 16 человек, из них 11 – инспекторы ДПС, -вспоминает Дмитрий Борисович,- на город в то время этого хватало. Я служил в  должности госинспектора, подчинялся непосредственно начальнику ГАИ, своих подчиненных не было. Как поймешь - начальник я или рядовой сотрудник? Но в случае необходимости - а возникала она часто -  приходилось выполнять работу рядового инспектора ДПС. Есть потребность или объявили рейд - сел в машину и поехал на линию. Иногда - старшим экипажа, иногда – младшим. Со мной служил еще один госинспектор, и когда работали в одном экипаже, на пальцах бросали, кто сегодня старшим пойдет. Кто за рулем – тот младший. И уже будучи начальником ГАИ, выезжал вместе с подчиненными. Такая практика сохранилась и сейчас: людей не хватает,  и когда начинается рейд, все - независимо от должности и звания - эту работу выполняют».

 

Блок-посты

 

На службу я пришел уже после первой волны терроризма, тогда Заречный фактически был закрыт. Временные посты поставили в 1994 г.: на выездах из города в машинах инспекторы дежурили по 12 часов в касках и бронежилетах, было нелегко. А стационарные посты появились после второй волны, когда обстановка в стране стала довольно напряженной, примерно в 1996 г. Их размещали уже целенаправленно, смотрели, чтобы нельзя было объехать. Пост «Плотина», который был на перекрестке ул. Курчатова-Ленинградской, можно было объехать, поэтому его передвинули прямо на плотину. Пост «Простоквашино», от выезда с ул. Энергетиков, выдвинули в сторону Мезенки. Пока на них стояли  командированные из других городов милиционеры, это очень помогало. Фактически шло удвоение численного состава ГАИ, а у наших экипажей была возможность работать внутри города или на сельских территориях,  вот когда на посты встали только местные, стало сложнее. Их местонахождение было известно каждому, и нарушители, пьяные просто к ним не приближались, а у нас доходило до того, что не хватало людей для оформления ДТП. В 1998-м, после кризиса, в городе резко увеличился поток машин, и принципы работы пришлось скорректировать под новую дорожную ситуацию. У Заречного есть своя специфика: увеличение трафика в нём проходит 3 раза за сутки, когда все едут на работу, в том числе в Екатеринбург,  немного в обеденное время и вечером. К счастью, большого числа серьезных ДТП в это время не бывает, мелкие – да. Самое страшное происходило только в вечерние часы, особенно когда в городе начали устраивать гонки.

 

Первые гонщики

 

Старт они брали на площади Победы, летели по ул. Ленина, резко поворачивали на ул. Кл. Цеткин, потом на Лермонтова - и снова возвращались на площадь. Из-за них и появились в Заречном первые лежачие полицейские. Искусственные неровности впервые установили на ул. Ленинградской. «Галактики» тогда еще не было, и пешеходный переход был не там, где он расположен сегодня, а между светофором и нынешним переходом, он вел на остановку. В этом месте за 2 дня произошло несколько ДТП: погибли 2 женщины, серьёзно пострадал ребенок. Сергей Васильевич Абрамов тогда вызвал меня и инспектора Виктора Грозных и отдал приказ: через 4-5 часов там должен появиться «лежачий полицейский». Представьте – зима, асфальт укладывать бесполезно, мы посидели, подумали, вызвали ответственного за очистку города Николая Ивановича Мальцева, попросили привезти машину песка, отсыпали неровности и пролили их водой. Всю зиму потом правили, ремонтировали. Эффект от них  был потрясающий! Как только их установили, на самой улице и прилегающей территории все начали ездить с минимальной скоростью, а в городе, в том числе и на страницах газет, развернулись бурные дебаты. Нам пришлось давать много интервью, но свою позицию отстояли. Летом «лежачие полицейские» начали делать из асфальта, положили их на ул. Ленина, возле УрТК - там по числу  погибших и раненых статистика была ужасная, после установки всё прекратилось. Первые неровности были достаточно высокими, регламентирующих ГОСТов не было, а только расплывчатые рекомендации по применению этого технического средства для регулирования дорожного движения, всё приходило с опытом. Водители были недовольны: сколько на машинах  бамперов оторвали - не сосчитать. Пытались предъявлять претензии к ГАИ, но нас тогда защитили и руководство, и другие надзорные органы. А результат был потрясающи -  аварийность в этих местах исчезла. В дальнейшем развивали систему «лежачих полицейских» так: взяли статистику по аварийности, наложили на карту города, составили план, согласовали его с Главой города А.Н. Кислицыным, и начали реализовывать. Где-то своими силами, где-то нам помогала Ольга Николаевна Фомина, руководитель Белоярского ДРСУ.

 

Только законными методами

В Заречном водители культурные, уважение к пешеходам есть, в большинстве случаев  их пропускают, и если бывают ДТП с пешеходами, то от невнимательности. Вопиющих случаев было немного, но, когда они случались, приходилось порой идти на крайние меры.  Использовать оружие для остановки водителя, скрывающегося от экипажа ГАИ,  в городе нельзя. Гонять его по улицам - опасно. Расскажу случай, когда пришлось применить оружие.  Нарушитель угнал МАЗ, большой самосвал, и начал выписывать по городу такие кренделя, что женщины бросали сумки, хватали детей  -  лишь бы убежать. И 6 наших  экипажей сначала аккуратно выдавили его из города и  там применили  оружие. В операции принимали участие не только ДПС, но и ППС и ОВО. Отслеживали - куда он едет, перекрывали улицу, он начинал уходить, и так постепенно увели его в безопасное для окружающих место. С теми же гонщиками боролись с помощью «лежачих полицейских», а пока их  не  хватало, использовали другие – замечу,  абсолютно законные хитрости. Инспектору было видно, кто сидит за рулем, виден госномер машины, водителя останавливали, проводили беседы, а тех, кто не понимал, начинали давить штрафами. Заступает наряд на смену, ему дается поручение – с такого-то человека нужно привезти штраф. За любое нарушение - не пристегнут ремнем безопасности, не подал сигнал поворота. Случаи накапливаются, их приходится оплачивать.  Гонщик в Заречном – понятие возрастное, сейчас  они повзрослели, переросли такие развлечения, а новым особенно гонять в городе уже не позволяла развитая структура искусственных неровностей. С мотогонщиками были сложности. Гонять их бесполезно, да и опасно для их же здоровья. Поэтому следили, куда примерно они от нас уходят, вычисляли их базы и применяли меры. Подъезжали со свидетелями:  вот ты сейчас управлял мотоциклом, документов нет – это уже повод для законного задержания и изъятия транспортного средства.  Большая часть мотоциклов была без документов, а сами гонщики не имели права управления. Работа была и сыскная, и следовательская, но ведь и функции розыска с ГАИ никто никогда не снимал. В нашем штате инспектор по розыску появился раньше,  чем госинспектор по дорожному надзору.

 

Новые сотрудники

Численность ГАИ увеличивали дважды: первый раз в 2000г. - до взвода, это 25 человек, и в 2006-м добавили еще 12 %. В тот период на службу пришло много женщин, мужчины на работу в милицию уже не рвались. Есть мнение, что женщин в экипаж не поставишь, но вы спросите об этом у наших сотрудниц Ольги Павловны Ланских и Ольги Вячеславовны Дульцевой. Они работали на стационарных постах. Как и все их коллеги,  раз в неделю заступали на 12-часовые смены. Ставили их, конечно, в дневное время. Ночью с экипажами старались не отправлять, но в рейды привлекали. В то время как раз выросло число женщин-водителей, и для работы с ними нужны были инспектора-женщины, например, если возникнет необходимость провести досмотр.

Какого-то особого отбора при приеме на работу не вели, было бы желание у кандидата. Работа в ГАИ тогда считалась престижной. Она интересная, но и тяжелая, конечно: 12 часов на ногах, в машине, в любую погоду. Для сотрудников ГАИ при приеме на работу один из самых строгих медицинских осмотров, здоровье  должно быть почти идеальным.

 Есть у нас и династии. Основатель одной из них Игорь Николаевич Дудкин – мой напарник, мы с ним начинали, позже пришел его сын. Сам Игорь уже на пенсии, а сын работает и сейчас, на хорошем счету.

 

О службе и традициях

За более чем 20 лет у нас сложились свои принципы работы, их заложили первые сотрудники – С.В. Абрамов, А.В. Мусихин, В.В. Ялунин, Н.О. Султанов. Никто и никогда не отпускал молодого инспектора на самостоятельную работу, он не варился в собственном соку. К нему прикреплялся наставник - и тот, уже заряженный определенным стилем и методами работы, передавал мастерство молодому. Даже я, придя в ГАИ уже в солидном возрасте, учился у инспекторов ДПС, был в экипаже с опытным прапорщиком. Я – капитан, он – прапорщик, но я не знал этой работы, поэтому спрашивал, воспринимал его стиль. Потом работал так, как он меня научил. Когда люди проводят вместе по 12 часов, общение переходит уже в бытовую плоскость, их тянет общаться, у них схожие взгляды, есть о чем поговорить, работу обсудить за рюмкой чая. Они начинают делиться опытом - что и как бывает, и постепенно происходит сплочение коллектива.

Служба ГАИ  в Заречном  работаао несколько обособленно от других подразделений.  Не в обиду будет сказано, но в свое время инспектора с других территорий не любили работать у нас. На БАЭС люди образованные, с ними труднее работать, приходится гораздо больше объяснять и доказывать. А те, кто работал здесь постоянно, перенимали знания у старших товарищей, в том числе  - в практическом применении законов. Зареченцы интересуются тем, что их окружает, они неравнодушны, имеют активную позицию. Я столкнулся с этим, когда уже вышел на пенсию и работал в МКУ ДЕЗ. Мы нарисовали разметку, а на городском форуме разгорелся спор о том, что мы неправильно это делаем, и приходилось давать мотивированный ответ, почему должно быть именно так.

А сама работа инспектора ДПС со времен моей службы не изменилась: выявлять и пресекать нарушения, помогать водителям. Для обеспечения безопасности в Заречном, в принципе, хватит трех-четырех активно работающих экипажа, и будет у нас тишина.

Татьяна Козлова

Добавить комментарий

Вы можете зайти через соцсеть или прокомментировать анонимно:

     


Защитный код
Обновить