Им нужен дом! Жми на фото!
Заречный
. 3 слегка облачно
Давление:774 мм рт. ст.
Влажность: 93 %
Минимальная температура: 3 °C
Максимальная температура: 3 °C
Скорость ветра: 4 м/с
Направление ветра: северный
Восход: 06:49
Закат: 18:41
VK
ОК
FB

А

В 81-В 81-ом году блок №1  БАЭС был выведен из эксплуатации. Для решения  его  судьбы  решили провести  деловую игру,  пригласив бригаду из Москвы. Участников ы разделили на две группы: одна прорабатывала вариант захоронения реактора (в неё попал я)

, за что нас прозвали «похоронной командой», вторая – вариант восстановления блока. Первым выступал я. Обосновав невозможность восстановления, связанную с  большими трудностями при демонтаже реактора, я предложил захоронить реактор там, где он стоит, - залить  бетоном. Опыт, который мы  приобретём, может пригодиться в дальнейшем. 

Против резко возразили старые белоярцы, особенно возмутился  замдиректора по научной работе Ю,В.Евдокимов:

- Ты ничего не сделал для этого блока, а с такой  лёгкостью предлагаешь его уничтожить!

- А подобные  вопросы должны решать такие, как  я.

- Это ещё почему? 

- У вас рука не поднимется. Этот блок - ваше детище, вы вложили в него свои молодые годы, а для меня -  это  просто  кусок железа, который своё отслужил, и его надо  грамотно убрать.

После сообщения представителя второй группы А.Г.Шастина  директор БАЭС  В.М.Малышев сказал, обращаясь к нему: «У меня раньше были сомнения по поводу  судьбы блока, но после твоих предложений о его модернизации, я понял – реактор надо захоронить».

Прошло больше 30 лет. А вопрос о судьбе первого и второго блоков так и остался нерешённым.

***

В начале 80-х к нам обратился Ленинградский  институт, разработчик АЭС, с просьбой провести комплексное испытание установки очистки реакторной воды с использованием высокотемпературного неорганического сорбента, изобретённого   соседним НИИ. Проект установки разработал генпроектировщиком ЛОАЭП, но он оказался «сырым».. В ЛОАЭП согласились, что  перепланировка  трубопроводов будет выполнена силами БАЭС.  Выступила против Е.М..Гринь, заявив, что такие изменения может вносить только генпроектировщик. Главный инженер БАЭС В.И.Купный заявил, что не может утвердить техрешение на монтаж  без подписи Гринь и предложил найти обходной вариант. С подсказки В.Г.Флейшера я составил план монтажа,  в соответствии с которым   и  были выполнены работы.

После испытаний межведомственная комиссия рекомендовала установку для строящихся тогда Горьковской и Воронежской АСТ. В 88-м  я встретился в Ленинграде с научным руководителем работы, который попросил заехать в Москву и поинтересоваться, почему не утверждён акт испытания, направленный ещё в 86  году. Специалистом по химии в главке работал первый начальник химцеха БАЭС А.Левич. «Объясни мне, что это такое, - попросил он, доставая  акт из стола, - а то я так и не разобрался». Выслушав, он отнёс акт на подпись. Разговор состоялся в конце рабочего дня. Каково же было удивление, когда я увидел дату утверждения акта. Это был день моей встречи с Левичем. Акт, 2 года пролежавший у него в столе, был утверждён в течение 2-х часов. По результатам испытания установки  группе специалистов, включая директора БАЭС Олега Макаровича Сараева,   была присуждена Госпремия.

Добавить комментарий

Вы можете зайти через соцсеть или прокомментировать анонимно:

     


Защитный код
Обновить