Им нужен дом! Жми на фото!
Заречный
. 6 пасмурно
Давление:775 мм рт. ст.
Влажность: 79 %
Минимальная температура: 6 °C
Максимальная температура: 6 °C
Скорость ветра: 5 м/с
Направление ветра: восточный
Восход: 06:44
Закат: 18:47
VK
ОК
FB

Прилетаешь ты в степь – ровную, как стол, серо-песочную, поросшую клочками какой-то неуверенной и такой же серо-песочной растительностью. Посередь степи стоит сооружение аэропорта под огромным сине-зелёным куполом над зеркальной стеной. Изнутри купол украшен национальным жёлто-зелёным орнаментом. Три торжественных скульптуры в высоченных островерхих национальных шапках, установленные напротив главного входа, отбрасывают под нещадным солнцем резкие тени. Столица Казахстана Астана

(что с казахского незатейливо переводится как «столица») встречает приезжих, как она есть – претенциозно, торжественно-уверенно (быть может, слегка даже самоуверенно) и неэкономно широко. И эти ощущения не оставляют ни на минуту, пока гуляешь по этому странному городу(добавляется только удивление от потрясающего радушия и искреннего гостеприимства казахов– говорят, это их национальная черта).Причём впечатление крепнет по мере приближения к центру новой Астаны – квинтэссенции идеи современного Казахстана.

Машина катит по свежей, европейски ровной трассе, и на горизонте плоскость степи прорастает иглами нового города: стрелы строительных кранов, пики белоснежных минаретов, вершины стройных небоскрёбов. Трасса упирается в триумфальную арку с надписью «Мангилик Ел» - «Вечная страна». Именно так формулируется нынче национальная идея Казахстана: ни много ни мало – превращение страны в одно из ведущих государств планеты. И если говорить, например, об экономике – она действительно стабильно растёт.

Город чётко делится рекой Ишим на старый – Акмолинск, потом Целиноград и Акмола – и новый, левобережный, которому старые названия совсем не подходят. В старом городе уютно и зелено, сталинские дома на главных улицах украшены национальными орнаментами. Новый город построен рядом – и я прямо вижу, как волевым решением было принято: здесь будет город-сад –ион вырос в пустой степи таким, каким увидели его создатели. Не без амбиций и странностей, надо сказать, увидели…

Из панорамы Астаны глаз выхватывает чёткие, чем-то сильно знакомые группы: издали виден жилой комплекс «Байконур» - дома построены в виде ракет; «Лондон» отдалённо похож на Тауэр, «Северное сияние» - на нью-йоркские башни-близнецы, только волнистые (ведь «сияние» же!..), а «Триумф Астаны» до боли напоминает московские здания на Воробьёвых горах. И это для Астаны характерно: львиная часть зданий здесь что-нибудь да напоминает – потому что идеи были честно заимствованы. Одно из красивейших строений столицы,киноконцертный зал «Казахстан», например, - вариация «крылатого» сиднейского театра, а государственный архив– мини-копия «огурца» в Лондоне, разве что стоит на тяжёлых арках, декорированных национальным узором. Впрочем, авторэтого знаменитого лондонского зданияангличанинНорман Фостери в самом делеработал над внешним видом Астаны: по его проекту строились Дворец мира в виде огромной стеклянной пирамиды и торговый центр Хан Шатыр (т.е., по-русски говоря, шатёр) –настоящий гигантский шатёр из ткани, причём на 4-м его этаже расположен аквапарк… «У каждого хана должен быть свой шатёр!» - цитируют жители Астаны своего бессменного президента Назарбаева то ли всерьёз, то ли в шутку.

Ощущение от всего этого размаха, надо сказать, двойственное. С одной стороны, кажется, если бы Астану строили не из стекла и бетона, а из пачек денег, - вышло бы дешевле. С другой– город поражает, слов нет. Местами – изысканной красотой, а местами – архитектурным безумием.

Единственное место, где архитектура действительно складывается в ансамбль, - широченный бульвар Нуржол, на который нанизан весь центр нового города, окружённый стремительными стройками. Переводится «Нуржол» как«Дорога к свету»: начинается бульвар от Хан Шатыра, а упирается, как можно догадаться из названия, если хоть чуть знаешь о Казахстане, врезиденцию– читай, дворец – Назарбаева.«Папы», как его тут называют. Ведьименно его волевым решением новая Астана вообще есть и именно его вкусу, прежде всего, соответствует.

Чтобы приблизиться к синекупольной резиденции, нужно пройти вдоль циклопического Дома министерств – здания длиной в полторакилометра: белой выгнутой стены, в которой прорезано две огромных арки в 6 этажей – специально, чтобы к площади перед дворцом можно было проехать из центра напрямую. Здание делится на две части-«руки», обнимающие площадь. Чётко напротив дворцадом прерывается промежутком, обрамлённым, как воротами, двумя «золотыми вёдрами». Так их называют в народе: офисные здания по форме и впрямь один в один – высокие перевёрнутые вёдра, облицованные золотым стеклом.

Сама площадь тоже гигантская – и пустая, как степь. Её окружают огромные постройки: президентский дворец, дворец юстиции, высотки парламента и правительства, вдалеке – впрочем, всё на той же площади – раскинул крылья красавец «Казахстан»… И единственными людьми на площади были мы и трое рабочих, морально готовящихся к посадке клумб, отдыхая в тенёчке. Официально в столице Казахстана проживает 800тыс., фактически – около 300тыс.: новый город стоит полупустым, построенным на вырост столицы и всей страны…

Так пространна, гулко-пуста и необычна вся новая Астана. Когда-то бывшую центральной площадь Независимости, например, окружают Дворец независимости (по функциям вроде дворца съездов), Дворец творчества (здание в форме наклонной зеркальной тарелки), Казахский национальный музей в виде огромного веера, размахнувшегося почти на 10га, Дворец мира и огромная белоснежная красавица-мечеть – крупнейшая в Центральной Азии, открытая только в 2012г. Среди всего этого великолепия нас тоже гуляло человек десять, хотя в мечети, рассчитанной на 5000 посетителей, было таки человек двадцать… Центр площади украшает монумент «Казак Ели» - «Страна казахов»: 91-метровая стела (потому что независимость Казахстан получил в 1991г.) внизу оформлена четырьмя барельефами. На одном из них – Назарбаев.

Скульптурами Астана вообще богата– и иногда это богатство её очень красит, а иногда вызывает недоумение. Скульптуры на клумбах бульвара Нуржол, например, очень хороши: огромные двухметровые перстни, разбросанные в беспорядке – будто их растерял богатырь (что, собственно, и подразумевалось: богатырь как раз по размеру самоощущениям столицы). Но любят тут до сих пор и соцреализм. Молодых людей и девушек, с оптимизмом глядящих в светлое будущее, отличает от наших лишь казахский разрез глаз да то, что платья на девицах, хоть и с длинными рукавами и почти в пол, не скрывают абсолютно никаких анатомических подробностей. Местные хихикают: «да, мы такое любим…».

А у изящно изогнутых башен «Северного сияния» разбит «парк», долженствующий напоминать казахскую степь: клочковатая трава и крупные камни. Чтобы было яснее, что это – степь, в углу площадки установлен табун лошадей, сделанный из чего-то вроде гипса и раскрашенный яркими красками – похоже на фигурки нашего детского пляжа, только побольше. В сочетании с суперсовременными небоскрёбами – вид очень специфический, хотя и открыточный…

Но самый знаковый памятник высится на середине бульвара Нуржол: стройная металлическая конструкция с золотым шаром на вершине, куда можно подняться на стеклянном лифте. Знаменитый монумент Байтерек – символ Астаны, а, по сути, грандиозная смотровая площадка. Однако по замыслу это (я цитирую описание у подножия монумента)– дерево жизни, корнями удерживающее землю, а кроной подпирающее небо, и каждый год в его ветвях священная птица Сумрук, символ Казахстана, изображённый на его флаге, откладывает золотое яйцо – Солнце. Установлен Байтерек в 1997г. (когда Астана стала столицей), и в «солнце» - шаре – на высоте ровно 97 метров находится оттиск правой ладони Назарбаева: композиция называется «Заботливые руки». Если встать к ней лицом (а так делают все: приложив собственную руку в оттиск, принято фотографироваться), смотреть будешь чётко на окна овального кабинета Назарбаева в его дворце.

Гуляя по центру Астаны, постоянно крутишь головой: каждый дом можно рассматривать как отдельное произведение. Их проектировали именитые мировые архитекторы, многие здания брали международные архитектурные премии. Сегодня в самом центре идёт ещё одна стройка: вырыт котлован под самый высокий в Центральной Азии, в 388м., небоскрёб – 88-этажный жилищно-гостинично-деловой комплекс «Абу-Даби Плаза». Достроить планируют за год.

И везде – пусто, как в степи, где сегодня жизнь, кажется, теплится только на современных дорогах – на них можно встретить, например, пикап-мерседес с загруженными в открытый багажник овцами… Астана, ультрасовременный город-сад, выросший за 15 лет на ровном месте, поражает. Ошеломительными сооружениями, эксцентрично рассыпанными по широким пустым проспектам, безграничной уверенностью в своём будущем, европейским лоском, преломлённым через азиатское видение мира. Сами казахи говорят – «город мечты».

Однако, если уже речь зашла о Европе сквозь призму Азии, расскажу о неприметной придорожной кафешке километрах в ста от Астаны – мы заехали сюда лишь пообедать, но увиденное впечатлило до глубины души. Небогатое светлое помещение, аккуратные столики, простенькая, хотя современная барная стойка, изумительная шурпа. Работники примостились в углу у висячего телевизора, прилипнув к сериалу; над ними, как на международном вокзале, время отсчитывают сразу четверо настенных часов: время в Астане, Москве, Анкаре и почему-то Нью-Йорке.Рядом в рамке – золотая чеканка с арабской цитатой из Корана. А на стене напротив– ковёр (!!!) метра полтора в высоту с вытканным портретом «папы». На полу под ним – вытертый от времени половичок. И сверху крупная надпись: «Я поддерживал и буду поддерживать малый и средний бизнес. Н.Назарбаев». Это – Казахстан. Занавес.

Алиса Мучник

Добавить комментарий

Вы можете зайти через соцсеть или прокомментировать анонимно:

     


Защитный код
Обновить