Им нужен дом! Жми на фото!
Заречный
. 10 пасмурно
Давление:772 мм рт. ст.
Влажность: 53 %
Минимальная температура: 10 °C
Максимальная температура: 10 °C
Скорость ветра: 6 м/с
Направление ветра: северный
Восход: 06:40
Закат: 18:52
VK
ОК
FB

Производство изотопов невозможно без постоянной серьёзной научной поддержки

Изотоп – это разновидность атомов химического элемента,имеющих в ядре одинаковое число протонов, но разное число нейтронов. Изотопы для ядерной медицины – это, как правило, искусственный продукт, который в природе не встречается. Радиоактивные изотопы нарабатываются так: из естественного (природного) материала изготавливается мишень, помещается в ядерный реактор – и в потоке нейтронов в результате ядерных реакций рождаются

радиоактивные ядра. Форма конечного продукта зависит от требований производителей фармпрепаратов: физическое и химическое состояние радиоактивного материала может быть твёрдым, жидким или газообразным, соединение может быть как сложным, так и простым. В любом случае, штука в итоге очень дорогая. Институт реакторных материалов вышел на это направление деятельностив 90-х гг.Однако чистой коммерцией производство не назвать: процесс очень сложный даже при отработанной схеме.

Начиная с разработки технологии, которая занимает от полугода до двух лет. «Для производства каждого нового изотопа нужна научно-исследовательская работа, - объясняет главный инженер отделения радиационных технологий ИРМ С.Ю.Марков. – Чужой опыт,несомненно,полезен, но применять его на 100% не получится. Каждый инструментв данном случае,ядерный реактор,-имеет собственные нейтронно-физические характеристики, режимы эксплуатации и т.д., материал мишени имеет также собственные физические характеристики и химический состав (примеси). Всё это влияет на технологию облучения и дальнейшую переработку облучённого материала, поэтому каждый новый изотоп требует индивидуального подхода». Эти задачи в ИРМ решаетотделение радиационных технологий– 36 человек: физики, радиохимики, операторы экспериментальных стендов и исследовательских защитных камер.

Некоторые элементы – например, углерод, - облучаются в реакторе от года до 4 лет, другим достаточно и 10 дней. «Чтобы получился целевой изотоп, в ядро-мишень должен попасть нейтрон, - поясняет С.Ю.Марков. – Вероятность этого события зависит как от характеристик ядра, так и от плотности потока нейтронов». Следующий этап – радиохимия вещества. «Я сам – физик, для меня радиохимия – это шаманство, - смеётся Сергей Юрьевич. – Бывает, у них при отработке на стабильных изотопах всё прекрасно – а с радиоактивным материалом почему-то не выходит. Здесь нужно особое чутьё: человек равнодушный не сможет этим заниматься. Опираясь на знание и опыт, а также увлечённостьрадиохимики решают задачи и возникшие перед ними проблемы с каким то только им присущим чутьём».

Когда процесс налажен, всё проходит более-менее одинаково – и основная работа ложится на операторов. Большинство, кстати, – выпускники зареченского УрТК со средним образованием, однако их квалификация позволяет осознанно оперировать физическими и химическими процессами. Автоматизации производства, как на больших заводах, здесь нет: «Вы мыслите конвейером – миллионами штук, - отвечает на моё удивление С.Ю.Марков. – А у нас производство характеризуется не количеством, а  уникальностью. Поэтому работаем,применяя малую автоматизацию. Самое главноеподавляющее число технологических операций проводится дистанционно с помощью нами же разработанных и изготовленных приспособлений и устройств».

Производимых ИРМ радионуклидов заказчикам хватает, а нарабатывать «впрок» не имеет смысла: ведь радионуклиды распадаются. При поставках ключевое понятие здесь не «больше», а «быстрее»: например, период полураспада у лютеция-177 – 6,7 дней, у цезия-131 – 11 дней. Спустя это время, распадается половина радиоактивных ядер – т.е. активность в половину уменьшается. Поэтому всё производство изотопов строго подчинено логистике: этим направлением отдельно заняты три специалиста ОРТ. Учитывается всё – от момента остановки реактора до получения радиоактивного материала заказчиком, в т.ч. расписание транспорта, время на технологические операции, выходные и праздничные дни у нас и у заграничных партнёров и пр. Всё должно выполняться максимально быстро. Потому что часы тикают: активность изотопа падает, и для медицины он становится менее эффективным. И в уже отлаженном процессе увязать всё это вместе, по словам С.Ю.Маркова, и есть самое сложное.

О качестве говорит не только наличие у ИРМ сертификата, но и стабильность заказов: сфера медицины (тем более западной, куда поставляется 99% продукции ИРМ) к качеству относится трепетно, продукт проверяется входным контролем заказчика, плюс – периодически проходит внешний аудит, когда заказчик приезжает прямо в институт. Разумеется, контроль «на выходе» производит и сам ИРМ.

- Сергей Юрьевич, а чисто по-человечески не обидно, что вся ваша продукция уходит из России?

- Конечно, обидно, - разводит руками С.Ю.Марков. – В принципе, мы готовы производить и более сложную продукцию – у нас есть наработки. Да, это требует серьёзных финансовых вложений, но не всё здесь упирается только в деньги: нужна развитая медицинская инфраструктура, готовая наш продукт потреблять в географической близости – хотя бы в нашем регионе. А у нас медицина в этом направлении не развита. Когда речь идёт о медицине, инвестиции окупятся только через поколение – а на такие вложения не идёт пока ни государство, ни инвесторы. Но это уже вопрос политики государства. Ведь речь идёт о здоровье нации!

Добавить комментарий

Вы можете зайти через соцсеть или прокомментировать анонимно:

     


Защитный код
Обновить